Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Что-то пошло не так.

К сожалению, во время отображения страницы произошла ошибка.

Скорее всего мы уже работаем над её исправлением. Если ошибка будет повторяться, пожалуйста, сообщите нам.

Перейти на главную страницу.

Рассказы Николая Сладкова

Рассказы Николая Сладкова — истории, которые любимы более полувека во многих семьях. Произведения, проникнутые любовью к природе, показаны автором просто, без лишних назиданий. В них показана жизнь птиц, зверей, насекомых в разные моменты. Писатель оставляет право читателю самому сделать вывод, почувствовать себя близким каждому персонажу. Читайте рассказы Николая Сладкова, если хотите, чтобы ребенок искренне полюбил природу, научился дружить, соболезновать, помогать и делиться.

  • «Непослушные малыши» — сказка Николая Сладкова, которую любят целыми семьями почти полвека. В ней показано, как медведю заяц пожаловался, что детеныши перестали слушаться взрослых. Решил хозяин леса разобраться в этом, и…
  • Бюро лесных услугБюро лесных услуг — сказка Николая Сладкова, интересная многим поколениям ребят. В ней показано предзимнее собрание зверей и птиц, где они решают друг другу помогать в зимовье. Как они решили это сделать, кто выступил с…
  • Барсук и медведьБарсук и медведь — произведение Николая Сладкова, которое стоит прочесть детям среднего и старшего возраста. В нем показан диалог двух лесных зверей, впадающих в зимнюю спячку. Барсук стал сомневаться, сможет ли его разбудить…
  • Всему свое времяВсему свое время — произведение Николая Сладкова, которое полезно прочесть каждому ребенку. В нем рассказывается, как неугомонной Сороке надоела зима. Она облетела весь лес и выяснила, что холод и голод никому не по нраву…
  • Медведь и солнцеМедведь и солнце — рассказ Николая Сладкова, который с удовольствием читают и слушают дети всех возрастов. В нем говорится о том, что медведя разбудила вода. Она намочила его одежду, за что косолапый на нее рассердился…
  • Кто в моем доме живётКто в моем доме живет — рассказ Николая Сладкова, который вызывает интерес у ребят уже не одно десятилетие. В нем строитель дятел отправляется проверить, какие птицы живут в выдолбленных им дуплах. Кого же он находит в созданных…
  • Кто такой — произведение Николая Сладкова, с которым стоит познакомить собственных детей. В нем говорится о том, как дрозд нашел на пеньке выпавшего из гнезда птенца. Незадачливый малыш не знал, кто он, помнил птенчик лишь…
  • Песенки подо льдомПесенки подо льдом — произведение Николая Сладкова, в котором малыши и их родители смогут стать свидетелями еще одного чуда природы. Однажды рассказчик шел по озеру на лыжах. Вдруг его лыжи «запели». В чем был секрет такого…
  • Дупляной утенок — рассказ Николая Сладкова, который стоит прочесть любознательным ребятам. В нем рассказывается, как Заяц нашел в лесу удивительного Утенка. Малыш потерялся и просил отвести его домой. Хотел косой вести его…

Николай Сладков «Синяя птица»

Её так и называют — синяя птица. Древняя родина её — Индия. Но теперь она живёт и у нас — в ущельях Тянь-Шаня.

Я долго искал встречи с ней. И вот сегодня у меня радость. Ну разве не радость своими глазами увидеть живое существо, которое никогда раньше не видел?

У самой реки я втиснулся между огромных холодных камней. Тяжёлый водяной гул глушит всё. Я вижу, как падают в реку камни, но всплесков не слышу. Я вижу, как широко разевают клювики горные овсянки и чечевицы, но песен их не слышу. Я сам кричу для пробы — и не слышу сам себя! В свирепом грохоте воды —бури, и громыхание грома.

Но вдруг звук особый, острый как нож, легко и просто пронизал этот гул и грохот. Ни крик, ни рёв, ни вой не смогли бы одолеть грохота реки: свист, похожий на взвизг, перекрыл всё. В этом неистовом гуле он слышен так же легко, как флейта иволги в тихое утро.

Это она — синяя птица. Тёмно-синяя — её видно издали. Она поёт, и песню её не заглушить. Сидит на камне посредине реки. Как два зелёных крыла, по бокам камня вздымаются и трепещут две упругие струи воды. И в водяной пыли переливается радуга. А сама она вся в блёстках воды, как в жемчугах. Вот поклонилась и веером развернула хвост: хвост полыхнул синим огнём.

Спина моя затекла, под боком острые камни, по ногам, втиснутым в щель, ползают чёрные слизни. Я оглох от грохота и вымок от брызг. Но я не свожу с неё глаз: доведётся ли когда-нибудь ещё встретить синюю птицу.

Николай Сладков «Зазнайка»

На голом сучке, чуть повыше зелёных лопухов, похожих на ослиные уши, сидит совёнок. Очень важно сидит, хотя со стороны похож на клок простой овечьей шерсти. Только с глазами. Большущими, блестящими, оранжевыми. И очень глупыми. И так он глазами своими хлопает, что всем сразу видно: балда! Но пыжится выглядеть взрослым. Наверное, ещё и думает про себя: «Когти на лапках загнулись — по сучкам лазать смогу. Крылья уже оперились — захочу и полечу. Клюв окостенел, как щёлкну —так всех напугаю. Голыми руками меня не возьмёшь!»

И так захотелось мне зазнайку этого именно голыми руками взять! Думал, думал и додумался. Он тут целыми днями один сидит. И скучно ему, наверное, одному. И похвастаться не перед кем, и не на кого поглазеть.

Я приседаю на корточки и строю совёнку рожу. Подмигиваю, показываю язык. Покачиваю головой: посмотрите, какой большущий совёнок! Моё почтение, мудрейший из мудрых!

Совёнок польщён, он рад-радёшенек развлечению. Он приседает и кланяется. Переминается с лапы на лапу, словно пританцовывает. Даже закатывает глаза.

Так мы с ним развлекаемся, а товарищ тихонько заходит сзади. Зашёл, руку вытянул и взял совёнка за шиворот! Не зазнавайся!.

Совёнок щёлкает клювом, сердито выворачивается, когтями дёргает за рукав. Обидно ему, конечно. Думал: вот я какой большущий да ушлый, а его, как маленького, голой рукой за шиворот. И глазом моргнуть не успел и крылышком не повёл!

— Не зазнавайся! — щёлкнул я совёнка по носу. И отпустил.

Николай Сладков «На неведомой дорожке»

Разными тропами досталось ходить: медвежьими, кабаньими, волчьими. Ходил даже птичьими. Но по такой тропинке шёл впервые.

Что-то увижу на ней?

Шёл не по самой тропинке, а рядом. Уж больно узка тропинка — как ленточка. Тропинку эту расчистили и протоптали. муравьи. Для них-то она была, конечно, не ленточка, а широченное шоссе. И муравьев бежало по нему много- много. Тащили мух, комаров, слепней. Слюдяные крылышки насекомых блестели. Казалось, что между травинок по склону льётся струйка воды.

Я иду по муравьиной тропе и считаю шаги: шестьдесят три, шестьдесят четыре, шестьдесят пять шагов. Ого! Это моих больших, а сколько же муравьиных?! Серьёзная тропа. Только на семидесятом шаге струйка пропала под камнем. На него я и присел. Сижу, смотрю, как бьётся под ногами живая жилка. Дунет ветер — и рябь пробежит по живому ручейку. Проглянет солнце — засверкает всё.

Вдруг будто волна хлынула по муравьиной дороге. Змейка по ней вильнула и — нырк! — под камень, на котором я сидел. Я ногу отдёрнул, — уж не гадючка ли?. И поделом ей — муравьи сейчас её обезвредят. Муравьи смело нападают на змей, облепят змею — и останутся от неё одни косточки. Заберу скелет этой змейки в свою коллекцию.

Сижу жду. Под ногами бьётся и бьётся живой ручеёк. Теперь пора — больше часа просидел. Осторожно приподнимаю камень —не повредить бы змеиный скелет. Первое, что увидел под камнем, была змея. Но не мёртвая, а живая и совсем на скелет не похожая! Наоборот, стала ещё толще! Змейка, которую должны были съесть муравьи, спокойно и не торопясь сама. ела муравьев! Она прижимала их мордочкой и отправляла языком в рот.

Это была не гадючка. Таких змей я ещё никогда не видел. Чешуя — как наждак, мелкая, сверху и снизу одинаковая. Больше на червяка похожа, чем на змею.

Удивительная змейка: приподняла тупой хвост вверх, повела им из стороны в сторону, как головой, да вдруг и поползла хвостом вперёд! А глаз и совсем не видно. Не то с двумя головами змея, не то вовсе без головы! А питается- то — муравьями?

Не вышел скелет, так я змейку забрал. Дома определил название. Глаза у неё нашёл, маленькие, с булавочную головку. Потому и называют её — слепая змейка. Живёт она в норах под землёй. Там ей глаза и не нужны. А вот ползать то головой, то хвостом вперёд — удобно. И землю она рыть носом может.

Вот к какому невиданному «зверю» привела меня неведомая дорожка. Да что там и говорить. Каждая дорожка куда- то ведёт. Только не ленись идти.

Николай Сладков «Неслух»

Медведицы — строгие матери. А медвежата — неслухи. Пока ещё сосут —сами сзади бегают, в ногах путаются.

А подрастут — беда!

Да и медведицы со слабинкой: любят в холодке подремать. А весело ли медвежатам слушать их сонное сопение, когда кругом столько заманчивых шорохов, писков, песен!

От цветка к кусту, от куста к дереву, и забредут.

Вот такого неслуха, удравшего от матери, я однажды и встретил в лесу.

Я сидел у ручья и макал сухарь в воду. Был я голодный, а сухарь был жёсткий, потому трудился я над ним очень долго. Так долго, что лесным жителям надоело ждать, пока я уйду, и они стали вылезать из своих тайников.

Вот вылезли на пень два зверька-полчка. В камнях запищали мыши, — видно, подрались. И вдруг на поляну выскочил медвежонок. Медвежонок как медвежонок: головастый, губастый, неловкий.

Увидел медвежонок пень, взбрыкнул курдючком — и боком с подскоком прямо к нему. Полчки — в норку, да что за беда! Медвежонок хорошо помнил, какими вкусными вещами угощала его мать у каждого такого пня. Успевай только облизываться!

Обошёл мишка пень слева —никого нет. Заглянул справа — никого. Сунул нос в щель — полчками пахнет! Вылез на пень, поцарапал пень лапой. Пень как пень.

Растерялся мишка, притих. Оглянулся кругом. А кругом лес. Густой. Тёмный. В лесу шорохи. Слез мишка с пня и потрусил дальше. На пути камень. Повеселел мишка: дело знакомое! Подсунул лапу под камень, упёрся, нажал плечом. Поддался камень, пискнули под ним испуганные мышенята.

Бросил мишка камень —да обеими лапами под него. Поторопился: камень упал и сдавил мишке лапу. Взвыл мишка, затряс больной лапой. Потом полизал, полизал её и похромал дальше. Плетётся, по сторонам больше не глазеет, под ноги смотрит.

И видит: гриб. Пуглив стал мишка. Обошёл гриб кругом. Глазами видит: гриб, можно съесть. А носом чует: плохой гриб, нельзя есть! И есть хочется. и страшно!

Рассердился мишка —да как треснет по грибу здоровой лапой! Лопнул гриб. Пыль из него фонтаном, жёлтая, едкая— прямо мишке в нос.

Это был гриб-пыхтун. Зачихал мишка, закашлял. Потом протёр глаза, сел на задок и завыл тихо-тихонечко.

А кто услышит? Кругом лес. Густой. Тёмный. В лесу шорохи.

И вдруг — плюх! Лягушка! Мишка правой лапой — лягушка влево. Мишка левой лапой — лягушка вправо.

Нацелился мишка, рванулся вперёд — и подмял лягушку под себя. Зацепил лапой, вытащил из-под брюха. Тут ему бы и съесть лягушку с аппетитом — первую свою добычу. А ему, дурачку, только бы поиграть.

Повалился на спину, катается с лягушкой, сопит, взвизгивает, будто его под мышками щекочут.

То подкинет лягушку. То из лапы в лапу передаст. Играл, играл, да и потерял лягушку.

Обнюхал траву кругом — нет лягушки. Так и брякнулся мишка на задок, разинул рот, чтоб заорать, да и остался с открытым ртом: из-за кустов на него глядела старая медведица.

Медвежонок очень обрадовался своей мохнатой мамаше; уж она-то приласкает его и лягушку ему найдёт.

Жалостно скуля и прихрамывая, он потрусил ей навстречу. Да вдруг получил такую затрещину, что разом сунулся носом в землю.

Вот так приласкала!

Обозлился мишка, вскинулся на дыбки, рявкнул на мать. Рявкнул и опять покатился в траву —от оплеухи.

Видит: плохо дело. Вскочил — и бегом в кусты.

Медведица за ним.

Долго слышал я, как трещали сучья и как рявкал медвежонок от мамашиных затрещин.

«Ишь, как уму да осторожности его учит!» — подумал я.

Убежали медведи, так меня и не заметили. А впрочем, кто их знает?

Кругом лес. Густой. Тёмный. В лесу шорохи.

Лучше уйти поскорей: ружья-то у меня нету.

Николай Сладков «О чём пела сорока?»

Пригрелась сорока на мартовском солнце, глаза прижмурила, разомлела — даже крылышки приспустила.

Сидела сорока и думала. Только вот о чём она думала? Поди угадай, если она птица, а ты человек!

Будь я на её птичьем месте, я бы сейчас вот о чём думал. Дремал бы я на припёке и вспоминал бы прошедшую зиму. Метели вспоминал, морозы. Вспомнил бы, как ветер меня, сороку, над лесом бросал, как под перо задувал и крылья заламывал. Как в студёные ночи мороз стрелял, как стыли ноги и как пар от дыхания сединой покрывал чёрное перо.

Как прыгал я, сорока, по заборам, со страхом и надеждой заглядывал в окно: не выбросят ли в форточку селёдочную голову или корку хлеба?

Вспоминал бы и радовался: зима позади и я, сорока, жив! Жив и вот на ёлке сижу, на солнце нежусь! Зиму отзимовал, весну встречаю. Длинные сытые дни и короткие тёплые ночи. Всё тёмное и тяжёлое позади, всё радостное и светлое — впереди. Нет времени лучше, чем весна! Время ли сейчас дремать да носом клевать? Будь я сорокой, я бы запел!

Но тсс! Сорока-то на ёлке поёт!

Бормочет, стрекочет, вскрикивает, пищит. Ну чудеса! Первый раз в жизни слышу песню сороки. Выходит, что птица- сорока думала про то же, про что и я, человек! Ей тоже петь захотелось. Вот здорово!

А может, и не думала: чтобы петь, не обязательно нужно думать. Весна пришла — ну как не запеть! Солнце-то всем светит, солнце всех греет.

Николай Сладков «Пылесос»

Старая история: воробей, пока не прилетели скворцы, решил скворечник занять. Напыжился, почирикал для храбрости и нырнул в леток.

Старую подстилку выносил пучками. Выскочит, а в клюве целый сноп. Разинет клюв и смотрит, как сухие травинки падают вниз.

Большие перья вытаскивал по одному. Вытащит и пустит на ветер. И тоже следит: поплывёт перо или штопором вниз закрутится?

Всё старое нужно выкинуть дочиста: ни соринки чтоб, ни пылинки!

Легко сказать —ни пылинки. А пылинку ни в коготках не зажать, ни клювом ухватить.

Вот вынес в клюве последнюю соломинку, вот выбросил последнее перо. Остался на дне один сор. Пылинки, соринки, шерстинки. Кожица от личинок, перхоть от пера — самая дрянь!

Посидел воробей на крыше, затылок лапкой почесал. И в леток!

Я стою, жду.

Началась в скворечнике возня, послышалось жужжание и фырчание. А из скворечника — из всех щелей! — завихрилась пыль. Воробей выскочил, отдышался и опять нырнул. И опять я услышал фырчание, и опять полетела пыль. Скворечник дымил!

Что там у него — вентилятор или пылесос? Ни то и ни то. Сам затрепыхался на дне, крылышками забил, погнал ветер, завихрил пыль —сам себе пылесос, сам себе вентилятор!

Чист скворечник, как стёклышко.

Самая пора свежую подстилку носить. Да поторапливаться, пока скворцы не прилетели.

Николай Сладков «Дятлово колечко»

Дятел — мастер на разные штуки.

Может дупло выдолбить. Ровное, круглое, как пятачок. Может станок для шишек смастерить. Втиснет шишку в него и выколачивает семена.

Есть у дятла и барабан — звонкий упругий сучок.

Надолбится, набарабанится — захочет пить.

На этот случай есть у дятла питьевое колечко. Его он тоже делает сам.

На землю дятел спускаться не любит: коротконогий он — неловко ему на земле. Не летает он и на водопой — на речку или к ручью. Пьёт как придётся. Зимой схватит снежку, летом слизнёт росинку, осенью — капельку дождя. Дятлу немного надо. И только весной — дело особое. Весной дятел любит пить берёзовый сок. Для этого и делает дятел питьевое колечко.

Колечко, наверное, видели все. Даже на берёзовых поленьях. Дырочка к дырочке на берёзовой коре — колечком вокруг ствола. Но мало кто знает, как дятел делает это кольцо. И почему оно сделано не как-нибудь, а всегда кольцом. Я стал следить и понял, что дятел. и не думает делать кольца!

Он просто дырочку в берёзе пробьёт и слизнёт капельку сока.

Немного погодя опять прилетит: ведь на дырочке набухает сок. Сядет так, чтобы удобно было слизнуть, слизнёт набухшую каплю — вкусно. Да жалко, сок из старой проклювинки тихо течёт. Дятел чуть голову вбок отведёт и пробивает новую дырку.

Ещё прилетит — садится уже под новую дырочку, старая- то заплыла. Выпьет из новой сок —рядом свежую дырочку продолбит. И опять ни выше, ни ниже, а сбоку, где, не трогаясь с места, удобно клювом достать.

Дел весной много: дупло, барабан, станок. Охота и покричать: прямо в горле всё пересохло! Потому то и дело летит на берёзу — горлышко промочить. Сядет, лизнёт, добавит к ряду проклювинку. Так и получается на берёзе колечко. И ничто другое получиться не может.

Жаркая идёт весна.

Кольцует дятел берёзы. Нижет колечко к колечку.

Мастер дятел на штуки.

Николай Сладков «Отчего у лисы длинный хвост?»

От любопытства! Не от того же, в самом деле, что она следы свои будто бы хвостом заметает Длинным лисий хвост становится от любопытства.

Начинается всё с той поры, как прорежутся у лисят глаза. Хвосты у них в эту пору совсем ещё маленькие и короткие. Но вот глаза прорезались — и хвосты сразу же начинают вытягиваться! Становятся всё длинней и длинней. И как же им не длиннеть, если лисята изо всех силёнок тянутся к светлому пятнышку — к выходу из норы. Ещё бы: шевелится там что-то невиданное, шумит что-то неслыханное и пахнет нечаянным!

Только вот страшно. Страшно вдруг оторваться от обжитой норы. И потому высовываются лисята из неё только на длину своего короткого хвостика. Словно придерживаются кончиком хвоста за родимый порог. Чуть что — чур-чура — я дома!

А белый свет манит. Цветы кивают: понюхайте нас! Камни блестят: потрогайте нас! Жуки скрипят: поймайте нас! Лисята тянутся, тянутся всё дальше и дальше. Хвостишки их вытягиваются, растягиваются. И становятся всё длинней и длинней. От любопытства, конечно. Отчего же ещё?

Николай Сладков «Почему зяблик — зяблик?»

Давно я дознавался: почему зябликов зябликами зовут?

Ну славка-черноголовка — понятно: у самчика беретик чёрный на голове.

Зарянка — тоже ясно: поёт всегда на заре и нагрудничек у неё цвета зари.

Овсянка — тоже: на дорогах всю зиму овёс подбирает.

А вот почему зяблик — зяблик?

Зяблики ведь совсем не зяблики. Весной прилетают как только снег сойдёт, осенью часто до нового снега задерживаются. А бывает, кое-где и зимуют, если корм есть.

И всё-таки назвали вот зяблика зябликом!

Этим летом я, кажется, эту загадку разгадал.

Шёл я по лесной тропинке, слышу — зяблик гремит! Здорово поёт: головку запрокинул, клюв разинул, на горлышке пёрышки дрожат — будто он горло водой полощет. И песенка из клюва так и брызжет: «витт-ти-ти-ти, ви-чу!» Даже хвостик трясётся!

И тут вдруг тучка наплыла на солнце: накрыла лес тень. И зяблик сразу сник. Нахохлился, насупился, нос повесил. Сидит недовольный и уныло так произносит: «тр-р-р-р-рю, тр-р-р-рю!» Будто у него от холода «зуб на зуб» не попадает, этаким дрожащим голоском: «тр-рю-ю!»

Кто такого увидит, сразу подумает: «Ишь зяблик какой! Чуть солнце за тучку, а он уже и нахохлился, задрожал!»

Вот почему зяблик стал зябликом!

У всех у них такая повадка: солнце за тучу — зяблики за своё «трю».

И ведь не от холода: зимой-то и похолоднее бывает.

Разные на этот счёт есть догадки. Кто говорит — у гнезда беспокоится, кто — перед дождём так кричит. А, по-моему, недоволен он, что солнце спряталось. Скучно ему без солнца. Не поётся! Вот он и брюзжит.

Впрочем, может, и я ошибаюсь. Разузнайте-ка лучше сами. Не всё же вам готовенькое в рот класть!

Николай Сладков «Звериная баня»

Дикие звери тоже в баню ходят. И больше всех любят бегать в баню. дикие свиньи! Баня у них простая: без жара, без мыла, даже без горячей воды. Всего-навсего одна ванна — лунка в земле. В лунке — вода болотная. Вместо мыльной пены — жижа. Вместо мочалки — пучки старой травы и мха. Вас бы в такую «баню» и не заманить. А кабаны так и лезут. Вот до чего баню любят!

Но ходят кабаны в баню совсем не затем, зачем ходим мы. Мы зачем в баню ходим? Мыться. А кабаны ходят. пачкаться! Мы грязь с себя мочалкой смываем, а кабаны нарочно грязь на себя намазывают. И чем больше вымажутся, тем хрюкают веселей. И после своей свиной бани они в сто раз грязнее, чем до неё. И рады-радёшеньки! Уж теперь- то сквозь грязевой панцирь никакие кусаки до их шкуры не доберутся: ни комары, ни москиты, ни слепни. Щетина у них летом редкая, вот они и намазываются. Выкатаются, вымажутся — и не почешутся!

Николай Сладков «Домашняя бабочка»

Ночью в коробке вдруг зашуршало. И выползло их коробки что-то усатое и мохнатое. А на спине сложенный веерок из жёлтой бумаги.

Но как я обрадовался этому уродцу!

Я посадил его на абажур, и он неподвижно повис вниз спиной. Сложенный гармошкою веерок стал отвисать и распрямляться.

У меня на глазах безобразный мохнатый червяк превращался в прекрасную бабочку. Наверное, так вот лягушка превращалась в царевну!

Всю зиму куколки пролежали мёртво и неподвижно, как камешки. Они терпеливо ждали весну, как ждут её семена в земле. Но комнатное тепло обмануло: «семена проросли» раньше срока. И вот по окну ползает бабочка. А за окном зима. А на окне ледяные цветы. Живая бабочка ползает по мёртвым цветам.

Она порхает по комнате. Садится на эстамп с маками.

Развернув спиральку тоненького хоботка, пьёт из ложечки сладкую воду. Опять садится на абажур, подставив крылышки жаркому «солнцу».

Я смотрю на неё и думаю: а почему бы не держать дома бабочек, как держим мы певчих птиц? Они порадуют цветом. И если это не вредные бабочки, весной их, как птиц, можно выпустить в поле.

Есть ведь и певчие насекомые: сверчки и цикады. Цикады поют в спичечном коробке и даже в неплотно стиснутом кулаке. А сверчки пустыни поют прямо как птицы.

Занести бы дома красивых жуков: бронзовок, жужелиц, оленей и носорогов. А сколько можно приручить диких растений!

А волчье лыко, медвежье ухо, вороний глаз! А почему бы не развести в горшках прекрасные мухоморы, огромные грибы-зонтики или гроздья опят?

На дворе будет зима, а у вас на подоконнике — лето. Папоротники высунут из земли зелёные кулачки. Ландыши вывесят восковые бубенчики. Раскроется чудо-цветок белой кувшинки. И запорхает первая бабочка. И запоёт первый сверчок.

И чего только не напридумываешь, глядя на бабочку, пьющую из ложечки чай с вареньем!

Рассказы про птиц для младших школьников

Рассказы о зиме для школьников

Николай Сладков. Отчего у лисы длинный хвост?

Нет комментариев. Ваш будет первым!

О Молочке, овсяной Кашке и сером котишке Мурке читать

Как хотите, а это было удивительно! А удивительнее всего было то, что это повторялось каждый день. Да, как поставят на плиту в кухне горшочек с молоком и глиняную кастрюльку с овсяной кашкой, так и начнётся. Сначала стоят как будто и ничего, а потом и начинается разговор:

— Я – Молочко.

— А я — овсяная Кашка!

Сначала разговор идёт тихонько, шёпотом, а потом Кашка и Молочко начинают постепенно горячиться.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

— Я — Молочко!

— А я — овсяная Кашка!

Кашку прикрывали сверху глиняной крышкой, и она ворчала в своей кастрюле, как старушка. А когда начинала сердиться, то всплывал наверху пузырь, лопался и говорил:

— А я всё-таки овсяная Кашка… пум!

Молочку это хвастовство казалось ужасно обидным. Скажите, пожалуйста, какая невидаль — какая-то овсяная каша! Молочко начинало горячиться, поднималось пеной и старалось вылезти из своего горшочка. Чуть кухарка недосмотрит, глядит — Молочко и полилось на горячую плиту.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

— Ах, уж это мне Молочко! — жаловалась каждый раз кухарка. — Чуть-чуть недосмотришь — оно и убежит.

— Что же мне делать, если у меня такой вспыльчивый характер! — оправдывалось Молочко. — Я и само не радо, когда сержусь. А тут ещё Кашка постоянно хвастает: «Я — Кашка, я — Кашка, я — Кашка… » Сидит у себя в кастрюльке и ворчит; ну, я и рассержусь.

Дело иногда доходило до того, что и Кашка убегала из кастрюльки, несмотря на свою крышку, — так и поползёт на плиту, а сама всё повторяет:

— А я — Кашка! Кашка! Кашка… шшш!

Правда, что это случалось не часто, но всё-таки случалось, и кухарка в отчаянии повторяла который раз:

— Уж эта мне Кашка! И что ей не сидится в кастрюльке, просто удивительно!

Кухарка вообще довольно часто волновалась. Да и было достаточно разных причин для такого волнения. Например, чего стоил один кот Мурка! Заметьте, что это был очень красивый кот и кухарка его очень любила. Каждое утро начиналось с того, что Мурка ходил по пятам за кухаркой и мяукал таким жалобным голосом, что, кажется, не выдержало бы каменное сердце.

— Вот-то ненасытная утроба! — удивлялась кухарка, отгоняя кота. — Сколько вчера ты одной печёнки съел?

— Так ведь то было вчера! — удивлялся в свою очередь Мурка. — А сегодня я опять хочу есть. Мяу-у!

— Ловил бы мышей и ел, лентяй.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

— Да, хорошо это говорить, а попробовала бы сама поймать хоть одну мышь, — оправдывался Мурка. — Впрочем, кажется, я достаточно стараюсь. Например, на прошлой неделе кто поймал мышонка? А от кого у меня по всему носу царапина? Вот какую было крысу поймал, а она сама мне в нос вцепилась. Ведь это только легко говорить: лови мышей!

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Наевшись печёнки, Мурка усаживался где-нибудь у печки, где было потеплее, закрывал глаза и сладко дремал.

— Видишь, до чего наелся! — удивлялась кухарка. — И глаза зажмурил, лежебок. И всё подавай ему мяса!

— Ведь я не монах, чтобы не есть мяса, — оправдывался Мурка, открывая всего один глаз. — Потом, я и рыбки люблю покушать. Даже очень приятно съесть рыбку. Я до сих пор не могу сказать, что лучше: печёнка или рыба. Из вежливости я ем то и другое. Если бы я был человеком, то непременно был бы рыбаком или разносчиком, который нам носит печёнку. Я кормил бы до отвала всех котов на свете и сам бы был всегда сыт.

Наевшись, Мурка любил заняться разными посторонними предметами, для собственного развлечения. Отчего, например, не посидеть часика два на окне, где висела клетка со скворцом? Очень приятно посмотреть, как прыгает глупая птица.

— Я тебя знаю, старый плут! — кричит Скворец сверху. — Нечего смотреть на меня.

— А если мне хочется познакомиться с тобой?

— Знаю я, как ты знакомишься. Кто недавно съел настоящего, живого воробышка? У, противный!

— Нисколько не противный, — и даже наоборот. Меня все любят. Иди ко мне, я сказочку расскажу.

— Ах, плут. Нечего сказать, хороший сказочник! Я видел, как ты рассказывал свои сказочки жареному цыплёнку, которого стащил в кухне. Хорош!

— Как знаешь, а я для твоего же удовольствия говорю. Что касается жареного цыплёнка, то я его действительно съел; но ведь он уже никуда всё равно не годился.

Между прочим, Мурка каждое утро садился у топившейся плиты и терпеливо слушал, как ссорятся Молочко и Кашка. Он никак не мог понять, в чём тут дело, и только моргал.

— Я — Молочко.

— Я — Кашка! Кашка-Кашка-кашшшш…

— Нет, не понимаю! Решительно ничего не понимаю, — говорил Мурка. — Из-за чего сердятся? Например, если я буду повторять: я — кот, я — кот, кот, кот. Разве кому-нибудь будет обидно? Нет, не понимаю.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Впрочем, должен сознаться, что я предпочитаю молочко, особенно когда оно не сердится.

Как-то Молочко и Кашка особенно горячо ссорились; ссорились до того, что наполовину вылились на плиту, причём поднялся ужасный чад. Прибежала кухарка и только всплеснула руками.

— Ну что я теперь буду делать? — жаловалась она, отставляя с плиты Молочко и Кашку. — Нельзя отвернуться.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Отставив Молочко и Кашку, кухарка ушла на рынок за провизией. Мурка этим сейчас же воспользовался. Он подсел к Молочку, подул на него и проговорил:

— Пожалуйста, не сердитесь, Молочко.

Молочко заметно начало успокаиваться. Мурка обошёл его кругом, ещё раз подул, расправил усы и проговорил совсем ласково:

— Вот что, господа. Ссориться вообще нехорошо. Выберите меня мировым судьёй, и я сейчас же разберу ваше дело.

Сидевший в щели чёрный Таракан даже поперхнулся от смеха: «Вот так мировой судья. Ха-ха! Ах, старый плут, что только и придумает! » Но Молочко и Кашка были рады, что их ссору наконец разберут. Они сами даже не умели рассказать, в чём дело и из-за чего они спорили.

— Хорошо, хорошо, я всё разберу, — говорил кот Мурка. — Я уж не покривлю душой. Ну, начнём с Молочка.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Он обошёл несколько раз горшочек с Молочком, попробовал его лапкой, подул на Молочко сверху и начал лакать.

— Батюшки! Караул! — закричал Таракан. — Он всё молоко вылакает, а подумают на меня!

Когда вернулась с рынка кухарка и хватилась молока, горшочек был пуст. Кот Мурка спал у самой печки сладким сном как ни в чём не бывало.

— Ах ты, негодный! — бранила его кухарка, хватая за ухо. — Кто выпил молоко, сказывай?

Как ни было больно, но Мурка притворился, что ничего не понимает и не умеет говорить. Когда его выбросили за дверь, он встряхнулся, облизал помятую шерсть, расправил хвост и проговорил:

— Если бы я был кухаркой, так все коты с утра до ночи только бы и делали, что пили молоко. Впрочем, я не сержусь на свою кухарку, потому что она этого не понимает.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

(Илл. Фитингофа, изд. Детская литература, 1972 г

Паустовский Подарок для читательского дневника

Произведение рассказывает о том, как мальчик подарил автору березку. Мальчишка знал о том, что автор очень тоскует по уходящему лету. Он надеялся, что березку можно посадить дома. Там она радовала бы автора своей зеленой листвой и напоминала бы о лете.

Рассказ учит своих читателей доброте, а также тому, что обязательно нужно помогать окружающим людям. Особенно, если человек грустит или переживет несчастье, то нужно его обязательно поддержать.

Автор очень сильно грустил из-за уходящего лета. Тогда мальчик сделал ему подарок – березку. Он думал, что автор посадит ее в собственном доме. Березка должна была вырасти, и радовать автор своей зеленой листвой круглый год. Но как только началась осень, деревце начало менять свой яркий зеленый покров. Листики начали понемногу желтеть, а позже и вовсе опадать. Все вокруг этому очень удивились, ведь дерево росло в доме, а не на улице.

Позже пришел соседский дедушка и все объяснил. Он сказал, что деревце потеряло свою листву из-за того, что ему было стыдно перед всеми своими друзьями. Ведь березка всю холодную зиму должна была провести в тепле и уюте, а ее друзья – на улице, где было морозно. Многим людям нужно брать пример с этой самой березки.

Картинка или рисунок Подарок

Печорин – весьма загадочная натура, которая может быть порывистой, так и холодно-расчетливой. Но он далеко не прост, но в этом случае – в Тамани, его обвели вокруг пальца. Именно там Печорин останавливает в доме одной старушки

Свинья, под огромным дубом, которому уже не одна сотня лет, поела вдоволь желудей. После такого хорошего и сытного обеда, она завалилась спать, прямо под этим же деревом.

Семья Савиных живет в Москве в старой квартире. Мать – Клавдия Васильевна, Федор – старший сын, защитил кандидатскую, женился.

лавный герой романа Федор Иванович Дежкин. Он приезжает в город для того, чтобы с коллегой – Василием Степановичем Цвяхом, проверить работу сотрудников кафедры. Еще им обоим велено проверить информацию о незаконной и запрещенной деятельности студентов

В рассказе К. Паустовского герой отправляется в путешествие к озеру Боровое вместе с деревенским мальчишкой Ваней, рьяным защитником леса. Путь их лежит через поле и село Полково с удивительно высокими крестьянами, гренадёрами, через мшистый лес,через болото и колки. Местные жители не видят ничего особенного в этом озере и отговаривают от похода к нему, они привыкли к местным скучным местам и не видят в них никаких чудес.

Разглядеть чудеса в природе удаётся лишь тем, кто по-настоящему привязан к её красоте и видит прекрасное в каждом уголке своей страны. Сбывается давняя тайная мальчишеская мечта нашего героя — попасть на Боровое озеро.

Картинка или рисунок Собрание чудес

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Другие пересказы для читательского дневника

В Опере, которая повествует про Симона Бокканегру есть пролог и три действия. Главный герой — плебей и дож Генуи. Сюжет разворачивается в Генуе, в доме, который принадлежит Гримальди. В рамках общей истории сейчас 14 век.

Повесть Сорока-воровка начинается с разговора трех молодых людей о театре и о роли женщин в нем. Но это только кажется, что они говорят о театре, на самом же деле разговор о традициях, о женщинах и укладах семьи в разных странах

Герою рассказа, мальчику Юре, на тот момент было пять лет. Он жил в деревне. Как — то раз Юра вместе со своей мамой отправились в лес по ягоды. В то время была пора земляники.

Творчество Константина Георгиевича Паустовского примечательно тем, что оно вбирает в себя большое количество жизненного опыта, который писатель старательно накапливал годами, путешествуя и охватывая различные сферы деятельности.

Первые произведения Паустовского, которые были написаны им еще во время учебы в гимназии, публиковались в различных журналах.

«Романтики» – первый роман писателя, работа над которым продолжалась долгие 7 лет. По мнению самого Паустовского, характерной чертой его прозы была именно романтическая направленность.

Настоящую известность Константину Георгиевичу принесла повесть «Кара-Бугаз», вышедшая в 1932 году. Успех произведения был ошеломляющим, о чем сам автор некоторое время даже не догадывался. Именно это произведение, как считали критики, позволило Паустовскому стать одним из ведущих советских писателей того времени.

Однако своим главным произведением Паустовский считал автобиографическую «Повесть о жизни», включающую в себя шесть книг, каждая из которых связана с определенным этапом жизни автора.

Важное место в библиографии писателя занимают также сказки и рассказы, написанные для детей. Каждое из произведений учит тому доброму и светлому, что так необходимо человеку во взрослой жизни.

Вклад Паустовского в литературу трудно переоценить, ведь он писал не только для людей, но и о людях: художниках и живописцах, поэтах и писателях. Можно смело говорить о том, что этот талантливый человек оставил после себя богатое литературное наследие.

Теплый хлеб

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Однажды через деревню проходили кавалеристы и оставили вороного коня, раненого в ногу. Мельник Панкрат вылечил коня, и тот стал ему помогать. Но мельнику было тяжело прокормить коня, поэтому конь иногда ходил по деревенским домам, где его угощали кто ботвой, кто хлебом, а кто и сладкой морковкой.

В деревне жил мальчик Филька, по прозвищу «Ну тебя», потому что это было его любимое выражение. В один день конь пришел к дому Фильки, надеясь, что мальчик даст ему что-нибудь поесть. Но Филька вышел из калитки и бросил хлеб в снег, выкрикивая ругательства. Это очень обидело коня, он встал на дыбы и в этот же момент началась сильная метель. Филька еле нашел дорогу до двери дома.

А дома бабка, плача, рассказала ему, что теперь их ждет голодная смерть, потому что река, которая вращала мельничное колесо замерзла и теперь нельзя будет сделать муку из зерна, чтобы испечь хлеб. А запасов муки во всей деревне осталось на 2-3 дня. Еще бабка рассказала Фильке историю, что подобное уже было в их деревне около 100 лет назад. Тогда один жадный мужик пожалел хлеба для солдата-инвалида и бросил ему заплесневелую корочку на землю, хотя солдату было тяжело нагибаться — у него была деревянная нога.

Филька испугался, но бабка сказала, что мельник Панкрат знает, как жадному человеку исправить свою ошибку. Ночью Филька побежал к мельнику Панкрату и рассказал ему как обидел коня. Панкрат сказал, что ошибку ее можно исправить и дал Фильке 1 час 15 минут, чтобы он придумал, как спасти деревню от стужи. Cорока, жившая у Панкрата, все подслушала, затем выбралась из дома и улетела на юг.

Филька придумал попросить всех мальчишек деревни помочь ему продолбить лед на реке ломами и лопатами. И на следующее утро вся деревня вышла на борьбу со стихией. Разожгли костры, кололи лед ломами, топорами и лопатами. К обеду с юга потянул теплый южный ветер. И к вечеру ребята пробили лед и река хлынула в мельничный лоток, вращая колесо и жернова. Мельница начала молоть муку, а женщины набивать ею мешки.

К вечеру вернулась сорока и стала всем рассказывать, что она летала на юг и попросила южный ветер пощадить людей и помочь им растопить лед. Но ей никто не верил. Женщины в этот вечер замесили сладкого теста и напекли свежих теплых хлебов, по всей деревне стоял такой запах хлеба, что все лисы выбрались из нор и думали, как бы им раздобыть хоть краюшку теплого хлеба.

А на утро Филька взял теплый хлеб, других ребят и отправился на мельницу угостить коня и извиниться перед ним за свою жадность. Панкрат выпустил коня, но тот сначала не стал есть хлеб из рук Фильки. Тогда Панкрат поговорил с конем и попросил его простить Фильку. Конь послушал своего хозяина и съел всю буханку теплого хлеба, а затем положил свою голову на плечо Фильке. Все сразу стали радоваться и веселиться, что теплый хлеб примирил Фильку и коня.

Николай Сладков Рассказы о природе

Январь − месяц больших молчаливых снегов. Прилетают они всегда вдруг. Вдруг ночью зашепчутся, зашепчутся деревья − что-то творится в лесу.

Как медведя переворачивали

Натерпелись птицы и звери от зимы лиха. Что ни день − метель, что ни ночь − мороз. Зиме конца-краю не видно. Разоспался Медведь в берлоге. Забыл, наверное, что пора ему на другой бок перевернуться.

Кусок хлеба

На мусорную кучу зимой только сытый не летит. Но сытых зимой мало. Всё видят голодные птичьи глаза. Чуткие уши всё слышат.

Своя песня

Все птицы хороши, но скворцы с особой изюминкой; каждый у них в особицу, один на другого не похож.

Синичка необыкновенная

Звонкоголосую и белощёкую нашу синицу называют большой или обыкновенной. Что большая, я с этим согласен: она больше других синиц пухляков, московок, лазоревок. Но что она обыкновенная, с этим я не могу согласиться!

Вороний сигнал

Какое дело воронам до рыб?

Лесные шорохи

− Почему это, Заинька, у тебя такие длинные ушки? Почему это, серенький, у тебя такие быстрые ножки?

Февраль

Свистит косая метель − белая метла дороги метёт. Дымятся сугробы и крыши. Рушатся с сосен белые водопады. Скользит по застругам яростная позёмка. Февраль летит на всех парусах!

Бюро лесных услуг

Нагрянул в лес холодный февраль. На кусты сугробы намёл, деревья инеем опушил. А солнышко хоть и светит, да не греет.

Песенки подо льдом

Это случилось зимой: у меня запели лыжи! Я бежал на лыжах по озеру, а лыжи пели. Хорошо пели, как птицы.

Цена песенки

Чижа я купил за рубль. Продавец сунул его в бумажный кулёк и подал мне.

Еловая каша

У всех день рождения − радость. А у клестят − беда. Ну что за радость вылупиться зимой? Мороз, а ты голышом. Один затылок пухом прикрыт.

Без слов

− Чего они, дурачки, меня боятся? − спросила Люся.

Домашняя бабочка

Ночью в коробке вдруг зашуршало. И выползло из коробки что-то усатое и мохнатое. А на спине сложенный веерок из жёлтой бумаги.

Март

Голубой месяц март. Голубое небо, снега голубые. На снегах тени − как синие молнии. Голубая даль, голубые льды.

Зимние долги

Расчирикался Воробей на навозной куче − так и подскакивает! А Ворона-карга как каркнет своим противным голосом.

Заячий хоровод

Мороз на дворе, особый мороз, весенний. Ухо, которое в тени, мёрзнет, а которое на солнце − горит. С зелёных осин капель, но капельки не долетают до земли: замерзают на лету в ледышки. На солнечной стороне деревьев вода блестит, теневая затянута матовой коркой льда.

Весенние ручьи

Весенние ручьи говорят, говорят.

Вежливая галка

Много у меня среди диких птиц знакомых. Воробья одного знаю. Он весь белый − альбинос. Его сразу отличишь в воробьиной стайке: все серые, а он белый.

Первые

Закапало с сосулькиных носов. Холодное небо залила тёмная солнечная дымка.

“Лес не школа, а всему учит. “Необходимо ответить, чему

Рассказ по теме: “Лес не школа, а всему учит

Необходимо ответить, чему учит лес в этом рассказе:

Увидела Сорока Зайца ахнула:

Не у Лисы ли в зубах побывал, косой? Влажный, драный, забитый!

Если бы у Лисы! захныкал Заяц. А то в гостях гостевал, да не простым гостем был, а званым.

Сорока так и зашлась:

Быстрей расскажи, голубчик! Ужас склоки люблю! Позвали, означает, тебя в гости, а сами.

Позвали меня на день рождения, заговорил Заяц. На данный момент в лесу, сама знаешь, что ни денек то денек рождения. Я мужчина спокойный, меня все приглашают. Вот на деньках соседка Зайчиха и позвала. Прискакал я к ней. Нарочно не ел, на угощение надеялся.

А она мне заместо угощения зайчат собственных под нос суёт: хвастается.

Эка невидаль зайчата! Но я мужчина спокойный, разговариваю воспитанно: Ишь какие колобки лопоухие! Что здесь началось! Ты, орёт, окосел? Стройненьких да грациозненьких зайчат моих колобками обзываешь? Вот и приглашай таких чуроанов в гости слова разумного не услышишь!

Только от Зайчихи я убрался Барсучиха зовёт. Прибегаю лежат все у норы ввысь животиками, греются. Что твои поросята: тюфяки тюфяками! Барсучиха спрашивает: Ну как дети мои, нравятся ли? Открыл я рот, чтоб правду сказать, да вспомнил Зайчиху и пробубнил. Стройненькие, разговариваю, какие они у тебя да грациозненькие! Какие, какие? ощетинилась Барсучиха. Сам ты, кощей, стройненький да грациозненький! И отец твой и мать стройненькие, и бабка с дедом твои грациозненькие! Весь ваш поганый заячий род костлявый! Его в гости зовут, а он насмехается! Да за это я тебя не потчевать стану, я тебя самого съем! Не слушайте его, мои красавцы, мои тюфячки подслеповатенькие.

Еле ноги от Барсучихи унёс. Слышу Белка с ёлки вопит: А моих душечек ненаглядных ты лицезрел?

Позже как-нибудь! отвечаю. У меня, Белка, и без того в очах что-то двоится.

А Белка не отстаёт: Может, ты, Заяц, и смотреть-то на их не желаешь? Так и скажи!

Что ты, успокаиваю, Белка! И рад бы я, да снизу-то мне их в гнезде-гайне не видно! А на ёлку к ним не залезть.

Так ты что, Фома неправильный, слову моему не веришь? распушила хвост Белка. А ну отвечай, какие мои бельчата?

Всякие, отвечаю, такие и такие!

Белка пуще бывшего гневается:

Ты, косой, не юли! Ты всё по правде выкладывай, а то как начну уши драть!

Разумные они у тебя и мудрые!

Сама знаю.

Самые в лесу благовидные-раскрасивые!

Всем знаменито.

Ну, ну?! не унимается Белка.

Самые-всякие, такие-разэтакие.

Такие-разэтакие?. Ну держись, косой!

Да как кинется! Взмокнешь здесь. Дух, Сорока, до сих пор не переведу. От голода чуток живой. И оскорблён, и побит.

Бедный, бедный ты, Заяц! пожалела Сорока. На каких уродиков для тебя пришлось глядеть: зайчата, барсучата, бельчата тьфу! Для тебя бы сходу ко мне в гости придти вот бы на сорочаток-душечек моих налюбовался! Может, завернёшь по пути? Здесь рядом совсем.

Дрогнул Заяц от слов таких да как даст стрекача!

Звали потом его в гости ещё лоси, косули, выдры, лисицы, но Заяц к ним ни ногой!

Задать свой вопрос

Ylj разговаривать правду – что видишь то и скажи – вот чему здесь учит лес по -моему суждению

не за что ))))))

В лесу

Весёлая кутерьма зелёных листьев, золотых солнеч­ных зайчиков, пёстрых птиц. Шелесты, шорохи, шёпо­ты. Щебет, посвисты, вскрики. Стройные стволы вы­соких деревьев и путаница кустов, буйство ветра в вер­шинах и застойный сумрак и тишина в подлеске.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Лесная извилистая тропинка уводит в чащу, что ни поворот, то и встреча. На пне пёстрый рябчик сидит. На ёлке белка шишку зубрит, на муравейнике роется зелёный дятел, на валежине жук-дровосек усами по­водит.

Скрипит где-то старое дерево, качается задетая кем- то ветка, распрямляется примятая кем-то трава. Вмяти­на на земле от когтистой лапы, борозды на коре от острых зубов, потерянное перо. На каждом шагу лес загадывает загадки, а ты идёшь и стараешься их раз­гадать.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Лисья охота

Вылезла голодная Лиса из норы, осмотрелась, принюхалась и прошептала себе под нос:

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

— Кто как, а уж я-то голодная не останусь. Нос у меня чуткий, глаза мои зоркие, ноги быстрые. Береги­тесь, зайцы и тетерева!

Но и шагу от норы не сделала, как появилась Со­рока и закричала на весь тёмный лес:

— Берегитесь—тра-та-та-та! Лиса на охоту вышла!

Лисица сморщила нос, глаза на Сороку скосила и прошипела сквозь зубы:

— Тише, Сорока, чего шумишь? Я же тебя не трогаю.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

— А кто сорочонка моего утащил? Не успел из гнезда выскочить, как ты тут как тут! Да я за это от тебя и на шаг не отстану! Останешься без обеда.

Взлетела на маковку ёлки и давай орать:

— Тра-та-та-та! Бегите, спасайтесь, прячьтесь. Лиса на охоту вышла!

Услышал Сороку Заяц, запрядал ушами.

— Никак Сорока кричит? Так и есть! Не иначе Лису увидела.

— Бегите! — приказали уши ногам.

И ноги понесли Зайца через пеньки и кочки.

И Белка слышит Сороку, стрекочет:

— Сорока попусту не кричит! Скорее с земли на высокое дерево! Цок-цок-цок!

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Мыши и те всполошились:

— Сорока трещит, белка стрекочет—неспроста! Пи- пи-пи, — и провалились в норки.

Лисица с досады зубами клацнула, крутнулась и шипит сквозь клыки:

— Как бы мне от этой Сороки избавиться — всех в лесу распутала. Может, проведать болото? Сороки от­крытых мест не любят.

Пригнулась, уши прижала и кинулась на болото. А Со­рока глазастая кричит вдогон­ку:

— Ау, болотные, не зевай­те! Незваного гостя встре­чайте.

Первым увидел Лису на болоте длинноносый Крон­шнеп, вот уж у кого голосок звонкий:

— Лиса, Лиса! Куда она — туда и я! За мной следите — Лису увидите!

И перелетает за Лисой с кочки на кочку, и кричит, кри­чит— эхо в лесу отзывается.

Лисица остановилась, при­щурилась, белые зубы оска­лила.

На крики Кроншнепа уже спешат чибисы, кулики-чер­ныши, улиты: от воплей их уж не звенит в ушах, а гудит!

— Уйду, уйду, — ворчит Лиса. —Только угомонитесь…

И, свеся язык, потрусила к опушке. Теперь, думает, одна надежда на озеро. Свалюсь озёрным как дождь на голо­ву — и крылышком взмахнуть не успеют.

Да прямиком к озеру через лесок.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Никто Лису не ждёт на озе­ре. У берега утки полощутся, чайки на берегу на одной ножке дремлют, водяная крыса корешок зубрит. Да все такие упитанные, не знаешь, с кого и начать.

Пока Лиса раздумывала да гадала, прилетела Сорока:

— Тревога, тревога! Лисица рядом! Тра-та-та!

Утки на воду, крыса под воду, чайки — в воздух!

Лисица поднялась из осоки, села столбиком, про­скулила:

— Поесть не дадут спокойно. Ну, Сорока, при­помню я тебе твой длинный язык!

— Не дадим, не дадим!—кричит Сорока. —Ни в ле­су, ни на болоте, ни на озере. Везде увижу, всех всполошу!

Забралась голодная Лиса в нору. Лежит и думает: «Высунусь — крик поднимет, не высунусь — околею с голоду».

Думала-думала — и придумала!

«Днём мне носа не высунуть, а если ночью? Кто ме­ня ночью увидит? Лисицу вздумали обмануть. Вот вы­лезу из норы тёмной ночью, посмотрим тогда, кто кого?

…Вот почему лисицы любят охотиться по ночам. Уж больно хлопотна для них дневная охота.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Незваные гости

Пробил дятел в кленовой коре дырочку—напился слад­кого сока.

За дятлом долгохвостая си­ница прилетела—тоже носик помочила.

За долгохвостой—лазорев­ка: три капельки проглоти- ла.

Улетели птицы — насекомыши собрались.

Мухи прилетели, две ба­бочки-крапивницы, траурница- красавица.

Все сладкий сок сосут, уле­тать не торопятся.

Муравьишка приполз — уса­ми шевелит.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Комар прилетел—долгими ногами в патоке увяз. Может, и ещё кто-нибудь притащил­ся бы, да тут опять дятел — порх.

Гости незваные — кто куда!

Муравей замешкался — дятлу на язык прилип.

А улетел дятел — гости опять тут как тут.

За долгохвостой синицей — лазоревка. За лазоревкой—му­хи и бабочки. За бабочками — комарик. За комаром — му­равей.

Лесные силачи

Ударила первая капля дождя, начались соревнова­ния. Соревновались трое: гриб подосиновик, гриб под­берёзовик и гриб моховик.

Первым выжимал вес подберёзовик, он поднял жёл­тый листик берёзы и улитку.

Подосиновик выжал три листика осины, сосновую шишку и маленького лягушонка.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Моховик был третьим. Он раззадорился, расхвастал­ся. Раздвинул шляпкой мох, подлез под сучок и стал выжимать. Жал-жал, жал-жал—не выжал. Только шляпку свою жёлтую раздвоил. Как заячья губа стала.

Победителем вышел подосиновик.

Награда ему — алая майка чемпиона.

Гнездо

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Дрозд в развилку берёзы положил первый пучок сухой травы. Положил, расправил клювом и задумался. Вот он миг, когда всё позади и всё впереди. Позади зи­мовка в чужих южных лесах, тяжёлый далёкий пере­лёт. Впереди гнездо, птенцы, труды и тревоги.

Что ни день, то выше гнездо и шире. Однажды дроздиха села в него и осталась сидеть. Она вся утону­ла в гнезде, снаружи торчали нос да хвост.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Но дроздиха видела и слышала всё.

Тянулись по голубому небу белые облака, а по зелё­ной земле ползли их тёмные тени. Прошагал на ногах-ходулях лось. Неуклюже проковылял ещё линючий за­яц. Пеночка-весничка, пушистая, как вербный барашек, поёт и поёт про весну.

Берёза баюкает птичий дом. И на страже его — хвост и нос, как два часовых. Раз торчат — значит, всё хоро­шо. Значит, спокойно в лесу.

Разговоры в лесу

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

ВОРОБЕЙ И СИНИЦА

— Угадай, Синица, какое оружие самое страшное?

— Знаю, знаю — ружьё!

— Не угадала!

— Знаю, знаю — пушка!

— Снова не угадала!

— Знаю, знаю… Не знаю!

— Рогатка! Из пушки-то по воробьям стрелять не станут, а из рогатки — только успевай отскакивать! Уж я-то знаю, я-то стреляный воробей!

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

СОРОКА И ВОЛК

— Эй, Волк, чего ты хмурый такой?

— От голода.

— И рёбра торчат-выпирают.

— От голода.

— И воешь тоскливо.

— От голода.

— Вот и поговори с тобой! Заладил одно: от голода да от голода! Чего это ты такой неразговорчивый?

— От голода…

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

БАРСУК И МЕДВЕДЬ

— Что, Медведь, спишь ещё?

— Сплю, Барсук, сплю. Пятый месяц без просыпу. Все бока отлежал!

— А может, Медведь, нам вставать пора?

— Не пора, не пора — спи ещё!

— А не проспим мы с тобой весну-то?

— Она нас сама разбудит.

— А что она — постучит, растолкает или песенку нам споёт?

— Весна знает, как нас поднять. Она как даст ведро воды под бока — небось сразу вскочишь, не залежишь­ся! Спи уж, пока сухой…

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

ЛИСА И ЕЖ

— Всем ты, Еж, хорош и пригож, да вот колючки тебе не к лицу!

— А что, Лиса, я с колючками некрасивый, что ли?

— Да не то, чтобы некрасивый…

— Может, я с колючками неуклюжий?

— Да не то, чтобы неуклюжий…

— Так какой же я такой, с колючками-то?

— Да какой-то ты с ними, брат, несъедобный!.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

КТО КАК СПИТ

— Ты, Заяц, как спишь?

— Как и положено, лёжа.

— А ты, Косач, как?

— А я сидя.

— А ты, Серая Цапля?

— А я стоя.

— Выходит, друзья, что я, Летучая Мышь, ловчее всех вас сплю, удобнее всех отдыхаю!

— А как ты, Летучая Мышь, спишь-отдыхаешь?

— Да вниз головой…

Загадочные истории

Даже издали видно, какой у журавля большой и пышный хвост. Степенно вышагивает журавль, а рос­кошный хвост его колышется и шелковисто поблёски­вает. Но вот журавль испугался, побежал, распахнул широкие крылья, взлетел, и… хвост исчез! Вместо пыш­ного и большого хвоста торчал неказистый хвостик.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Случилось то, что и должно было случиться: мы увидели в полёте настоящий хвост журавля, а он у жу­равля маленький! А то, что мы принимаем за хвост — совсем не хвост, а длинные перья с боков спины. На земле они складываются пышным султаном и прикры­вают настоящий хвост. А он у журавля совсем не та­кой красивый, как ложный. Но зато настоящий…

Птица зеленушка — зелёная, у славки-черноголовки и вправду головка чёрная. И, стало быть, зайцу-беляку положено белым быть. А он не белый! Сколько раз ре­бята зайцев в лесу встречали — все как один бурые. Во­все не зайцы-беляки, а зайцы-буряки. И неизвестно, почему так получается?

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Известно почему: потому что в лесу ребята бывают чаще летом. А летом зайцы и в самом деле бурые. Другое дело зимой! Зимой заяц, как снежный ком, не сразу его на снегу и увидишь. Настоящий заяц-беляк! Хотите увидеть такого зайца — отправляйтесь в лес зи­мой. Может, и повезёт.

Кто-то построил из брёвен хатку на берегу, щели, как и положено, мхом заткнул, глиной замазал. Хороша получилась хатка, только без окон и без дверей. Любо­пытно, кто в такой странной хате живёт?

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Строили лесную хатку дровосеки-бобры. «Рубили» деревья зубами, зубами же «распиливали» на брёвныш­ки. Сучья и брёвна в кучу складывали, щели конопати­ли и замазывали, чтобы не продувало зимой, не моро­зило. А что в хате ни окон и ни дверей, так они и не нужны бобрам. Была бы дыра в полу: бултых в подполье-подводье — и на дне. А там с осени припасены сочные сучки и ветки — грызи на выбор.

Кто что умеет

— Видели?! — крикнул Седоголовый Дятел. И вы­сунул язык, длиною в по­ловину тела. —Муравьи на мой язык — как мухи на липкую ленту липнут. Дю­жинами глотаю!

— Если Дятлу не стыд­но язык показывать, так я вам свой кривой нос по­кажу!— клекотнул Клёст. — Он у меня хоть и кривой, но сноровистый. Уж так удобно им чешуйки на шиш­ках отгибать и семена до­ставать.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

— А чего их отги­бать! — крикнул Дятел. — Отшибать их надо! Втисну шишку в щель да как начну стучать—так чешуйки и полетят. Да что чешуйки! А дупло носом выдолбить можете? Или дырочек на берёзе набить, чтобы слад­кий сок сочился? Или на сучке носом, как на бараба­не, сыграть?

— Чешуйки, барабаны, дупла… А вишнёвые или сливовые косточки ты но­сом своим расколоть смо­жешь?— прищурился Дубо­нос. — А я их щёлкаю, слов­но семечки! Только скор­лупки выплёвываю. — И Ду­бонос громко хрустнул косточкой.

— Вот уж носы свои позадрали! — цыкнул Оляп­ка — водяной воробей. — А кто из вас, носатых, в воду на дно нырнёт да сухим из воды выйдет?

И Оляпка у всех на гла­зах смело плюхнулся в реч­ку, и видно было, как он по дну бежал, выхватывая из- под камешков водяных жу­ков. И выскочил на бе­режок сухенький, даже и не встряхнулся!

— Хоть самый длинный нос у меня,— прохрипел Вальдшнеп — лесной ку­лик, — но я не стану его вам в глаза совать. Я и без носа всех вас с носом оставлю!

Подошёл не спеша к своему пуховому птенцу, зажал его между лапками и… улетел! Тут все клювы свои разинули, такого ни­кто не мог!

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

— А я умею летать без крыльев! — высунулась из дупла Летяга. Прыгнула и… полетела! А ведь не птица она, а зверёк. И крыльев у неё, как у летучей мыши, нет. Скользит по воздуху, как стрелка бумажная.

Ну чем после этого уди­вишь?

А хвастунишкам ней­мётся.

Чомга хвалится, что уме­ет птенцов на спине возить.

Белка грибы на зиму су­шит.

Клесты зимой птенцов выводят.

Сорокопут накалывает на колючки кузнечиков, жуков и стрекоз про запас.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Свистят, пищат и стре­кочут.

Даже Кукушка не утер­пела, похвастала, что яички свои в чужие гнёзда под­брасывает. Но тут вдруг все стихли и присмирели.

— Нашла чем хвастать­ся!— сказала Чомга. Та, что птенцов своих по воде на спине катает, как на ло­дочке. И все согласились с ней.

На этом споры и кончились

(Илл. Чарушина Н

Картошка читать

Хорошему когда-нибудь да быть в чести, — сказала бабушка. — Да вот взять хотя бы картошку; немало порассказала бы она, умей она говорить! И впрямь, долгие годы картошку ни во что не ставили. Даже пасторы в церковных проповедях говорили, что, мол, дана она нам на радость и на пользу, а всё зря: народ не верил этому. Сами короли раздавали людям картофельные клубни — пусть сажают в землю. А сажал ли их кто?

Да вот хоть в Пруссии, был там великий король, по прозвищу Старый Фриц; был он молодец, и он тоже взялся за картофель.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Целый воз картофеля пожаловал одному из городов в своём королевстве и приказал бить в барабаны, чтобы созвать всех горожан на площадь. Не кто-нибудь, а отцы города показывали народу диковинные клубни и громко учили, как картофель сажать, как ходить за ним и как его готовить.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Да что толку: в одно ухо вошло, в другое вышло. Люди так и не поняли, что им говорят, и стали пробовать на вкус сырую картошку. — Тьфу, до чего противная! — говорили они и швыряли картошку в сточную канаву, и видели собственными глазами, что даже собаки брезговали ею. Нашлись и такие, кто попытался посадить картошку: одни закопали картофелины подальше друг от друга и стали ждать, когда из них вырастут деревья, и можно будет снимать плоды.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Другие побросали их в одну большую яму, где клубни слиплись в ком и дали ботву. На следующий год королю пришлось всё начать сначала, и не мало утекло воды, пока до людей дошло, что им надо делать. — И так было повсюду! Картофель, этот лучший из плодов, дарованных нам, людям, нигде ни во что не ставили,— сказала бабушка. — Зато нынче цены ему нет! Нынче-то его признали. Всему хорошему когда-нибудь да быть в чести! Частенько случалось видеть мне, как туго приходится людям на свете; и всякий раз вспоминал я картошку и бабушкины слова.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Пожалуйста, оцените произведение

Оценка: 4. 6 / 5. Количестов оценок: 596

Помогите сделать материалы на сайте лучше для пользователя!

Напишите причину низкой оценки.

Спасибо за отзыв!

Незваные гости

Пробил дятел в кленовой коре дырочку − напился сладкого сока.

Лебеди

Лебеди раздражённо кивали: они сердились, что на них смотрел человек.

Целая жизнь

Прилетел на скворечник скворец. На ноге колечко − знакомый! Шестой год он живёт у меня в скворечнике.

Дрозд и сова

− Слушай, объясни ты мне: как сову от филина отличить?

Плясуны

Комары-толкуны − плясуны известные. Пляшут они где придётся, было бы только тепло. Тепло их бодрит, веселит, прямо на воздух поднимает.

Филипп и Федя

Я прислонился к ёлке и стал слушать певчего дрозда. Дрозд пел на самой верхней еловой свечке. Выше его было только небо. А в небе − звезда.

Весёлые старушки

На солнечной скале веселятся крапивницы. Бабочки перезимовали зиму и радуются теплу.

Флажки на болоте

Неохота вылезать из-под тёплого одеяла!

Дятлово колечко

Дятел − мастер на разные штуки.

Барабанщица

«Барабанщик» − мужественное, крепкое слово!

Ивовый пир

Зацвела ива − гости со всех сторон. Кусты и деревья ещё голые, серые; ива среди них как букет, да не простой, а золотой.

Пять тетеревей

Прилетел в зорьку на обочину тетеревиного тока рябчик и завёл свою песенку: «Пя-ять, пя-ять, пять тетеревей!»

Шепчущие следы

В светлых осинниках и ольшаниках снег сошёл, палый лист сохнет на солнце, скручиваясь в рулончики, свёртываясь в кулёчки, сжимаясь в кулачки.

Крылатые песни

Небо сияет − глаз не поднять. И в этом сиянии, невидимо, летят с юга на север птичьи песни. Летят в одиночку и стайками; никому их не видно, но всем слышно.

Тетеревиные ноты

Ещё не поют в лесах тетерева. Ещё только ноты пишут.

Тёплая струйка

Зима − тяжёлое время. Даже могучие звери прячутся в берлоги и норы. Трудно представить, что где-то сейчас, в тайничках под снегом, лежат окоченевшие бабочки.

Овсянкины советы

Песенку овсянки мы сначала и слушать не хотели: уж больно проста. Да и певица невидная: сидит неподвижно на ветке, прижмурив глаза, и поёт одним голосом: «Синь-синь-синь-си-инь!»

Медведь и солнце

Просочилась в берлогу Вода − Медведю штаны промочила.

Сногсшибательный душ

Простаки эти голуби! Воробьи похитрее.

О чём пела сорока?

Пригрелась сорока на мартовском солнце, глаза прижмурила, разомлела даже крылышки приспустила.

Отчаянный путешественник

Путешествие − трудное дело. Всякий путешественник терпит невзгоды. И упорные, бывает, сдают.

Стеклянный дождь

Слышно было, как уходил ночью из леса мороз. Он стучал клюкой по деревьям всё тише, всё дальше.

Синички-арифметички

Весной звонче всех белощёкие синички поют: колокольчиками звенят. На разный лад и манер.

Апрель

На всех снежных полях рыжие пятна − проталины. Это апрельские веснушки.

Двое на одном бревне

Вышла речка из берегов, разлилась вода морем. Застряли на островке Лисица и Заяц. Мечется Заяц по островку, приговаривает.

Следы и солнце

Зимой, когда Солнце стояло низко над горизонтом, оно было равнодушно к Следам на снегу. Иногда даже ласкало их, оттеняя синью и посыпая блёстками.

Весенняя баня

Ванятка считал себя знатоком птиц. Ему приходилось держать в клетках чижей, чечёток, снегирей, синиц, щеглов, клестов, зябликов.

Оттаявшие происшествия

Всё, что случилось зимой в лесу, − всё скрыл снег. Злодейство ли, доброе ли дело − всё погребено в сугробах: снегом укрыто, метелью заглажено. Ни памяти, ни следа.

Ранняя птичка

Незаметно зажглась и тихо начала разгораться в небе алая полоска зари. Утренний ветерок прошумел в вершинах берёз. Тонким перезвоном оледенелых хвоинок отозвались ему высокие сосны.

Лесные оборотни

Чудесное в лесу происходит незаметно, без чужого глаза.

Нечеловеческие шаги

Ранняя весна, вечер, глухое лесное болото. В светлом сыром сосняке снег ещё кое-где, а в тёплом ельнике на бугре уже сухо.

Певица

Тем хорош лес, что сколько в него ни ходи, сколько ни смотри и ни слушай, а всё увидишь невиданное и услышишь неслыханное. А увидишь и услышишь − и опять пойдёшь.

Пылесос

Старая история: воробей, пока не прилетели скворцы, решил скворечник занять. Напыжился, почирикал для храбрости и нырнул в леток.

Лесные тайнички

Лес густой, зелёный и полон шорохов, писков, песен.

Но вот вошёл в него охотник — и мигом всё спряталось и насторожилось. Как волна от брошенного в воду камня, покатилась от дерева к дереву тревога. Все за кусток, за сучок — и молчок.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Теперь хочешь увидеть — сам стань невидим; хочешь услышать — стань неслышим; хочешь понять — замри.

Я это знаю. Знаю, что из всех лесных тайничков следят за мной быстрые глаза, влажные носы ловят бегущие от меня струйки ветра. Много кругом зверьков и птиц. А попробуй найди!

Я пришёл сюда повидать сплюшку — крохотную, со скворца, сову.

Целые ночи она, как заведённая, кричит своё: «Сплю! Сплю! Сплю!» — будто лесные часы тикают: «Тик! Тик! Тик! Тик!

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

К рассвету станут лесные часы: сплюшка смолкнет и прячется. Да так ловко прячется, будто её никогда в лесу и не было.

Голос-то сплюшки — ночные часы — кто не слышал, а вот какая она на вид? Я знал её только по картинке. И так мне захотелось увидеть её живьём, что я целый день пробродил по лесу, каждое дерево, каждую ветку осматривал, в каждый куст заглядывал. Устал. Проголодался. Но так и не нашёл её.

Сел на старый пень. Молчу, сижу.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

И вот, глядь, откуда ни возьмись — змейка! Серая. Плоская головка на тонкой шее, как почка на стебельке. Выползла откуда-то и глядит мне в глаза, будто чего ждёт от меня.

Змейка — она пролаза, должна всё знать.

Я ей и говорю, как в сказке:

— Змейка, змейка, поведай мне, где спряталась сплюшка — лесные часы?

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Змейка подразнила меня язычком да юрк в траву!

…И вдруг, как в сказке, открылись передо мной лесные тайнички.

Длинно-длинно прошуршала в траве змейка, показалась ещё раз у другого пня — и вильнула под его обомшелые корни. Нырнула, а из-под них вывернулась большая зелёная ящерица с синей головой. Точно кто- то вытолкнул её оттуда. Прошуршала по сухому листу — и шмыг в чью-то норку.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

В норке другой тайничок. Хозяйкой там тупоморденькая мышка-полёвка.

Испугалась она синеголовой ящерицы, выскочила из отнорка — из темноты на свет, — заметалась-заметалась — и шасть под лежачую колодину!

Поднялся под колод иной писк, возня. Там тоже оказался тайничок. И целый день спали в нём два зверька — сони-полчки. Два зверька, похожие на белочек.

Выскочили из-под колодины сони-полчки, ошалели от страха. Хвосты ершом. Взвинтились по стволу. Поцокали — да вдруг опять им страшно стало, ещё выше по стволу винтом кинулись.

А выше в стволе — дупло.

Сони-полчки хотели в него — и сшиблись у входа лбами. Пискнули от боли, кинулись опять обе сразу — да так вместе в дупло и провалились.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

А оттуда — фык! — маленький дупляной чёртик! Ушки на макушке что рожки. Глаза круглые, жёлтые. Сел на сучок, спиной ко мне, а голову так завернул, что смотрит на меня в упор.

Конечно, не чёртик это, а сплюшка — ночные часы!

Я моргнуть не успел, она — раз! — ив листву. И там завозилось, запищало: тоже кто-то таился.

Урок внеклассного чтения в 4-м классе. Тема

Так от дупла к дуплу, от норки к норке, от колоды к колоде, от куста к кусту, от щели к щели шарахается от страха лесная мелюзга, открывая мне свои ухороночки-тайнички. От дерева к дереву, от куста к кусту, как волна от камня, катится по лесу тревога. И все прячутся: скок-скок за кусток, за сучок — и молчок.

Хочешь увидеть — стань невидим. Хочешь услышать — стань неслышим. Хочешь узнать — затаись.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.