Математика. 3 класс. Учебник. В 2-х частях. ФГОС

Часть 1. страницы учебника

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

101

102

103

104

105

106

107

108

109

110

111

112

113

114

115

116

117

118

119

120

121

122

123

124

125

126

127

128

129

Часть 2. страницы учебника

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

101

102

103

108

109

110

111

112

113

114

115

116

117

118

119

120

121

122

123

124

125

126

127

Найденные материалы, документы, бумажные и электронные книги и файлы

Ниже показаны результаты поиска поисковой системы Яндекс. В результатах могут быть показаны как эта книга, так и похожие на нее по названию или автору.

Search results:

На данной странице Вы можете найти лучшие результаты поиска для чтения, скачивания и покупки на интернет сайтах материалов, документов, бумажных и электронных книг и файлов похожих на материал «Окружающий мир, 3 класс, Часть 1, Плешаков А. , 2013»

Для формирования результатов поиска документов использован сервис Яндекс. XML.

Нашлось 57 млн ответов. Показаны первые 32 результата(ов).

Дата генерации страницы: среда, 15 июня 2022 г. , 1:16:15 GMT

Найденные материалы, документы, бумажные и электронные книги и файлы

Ниже показаны результаты поиска поисковой системы Яндекс. В результатах могут быть показаны как эта книга, так и похожие на нее по названию или автору.

Search results:

На данной странице Вы можете найти лучшие результаты поиска для чтения, скачивания и покупки на интернет сайтах материалов, документов, бумажных и электронных книг и файлов похожих на материал «Русский язык, 2 класс, Часть 1, Рамзаева Т. , 2011»

Для формирования результатов поиска документов использован сервис Яндекс. XML.

Нашлось 55 млн ответов. Показаны первые 32 результата(ов).

Дата генерации страницы: воскресенье, 3 июля 2022 г. , 1:58:22 GMT

Найденные материалы, документы, бумажные и электронные книги и файлы

Ниже показаны результаты поиска поисковой системы Яндекс. В результатах могут быть показаны как эта книга, так и похожие на нее по названию или автору.

Search results:

На данной странице Вы можете найти лучшие результаты поиска для чтения, скачивания и покупки на интернет сайтах материалов, документов, бумажных и электронных книг и файлов похожих на материал «Русский язык и литература, Учебник для 8 класса общеобразовательных школ с казахским языком обучения, Исмагулова Б. , Саметова Ф. , 2018»

Для формирования результатов поиска документов использован сервис Яндекс. XML.

Нашлось 37 млн ответов. Показаны первые 32 результата(ов).

Дата генерации страницы: пятница, 24 июня 2022 г. , 10:24:45 GMT

Казахстан

Мой папа родился на востоке Казахстана, мама на западе, а познакомились они на юге, в Алматы, когда учились в институтах.

Папу сватали другой девушке, такой же высокой, как он. Но семейная легенда гласит, что, увидев маму, папа больше ни на кого не смотрел. Он долго за ней ухаживал, пока она не ответила взаимностью.

Мама выросла в Атырау на берегу реки Урал, и папа, чтобы не ударить в грязь лицом, сказал ей, что он из большого портового города Аягуза, на берегу широкой реки, по которой ходят теплоходы. Закончив учебу, они поженились и поехали жить на родину к папе. Но, когда мама приехала в Аягуз, то увидела лишь малюсенький военный городок. А на крохотной речке, не то, что теплоходы, а даже и лодки садились на мель. Но дело уже было сделано, теперь здесь был ее дом.

Папа перешел на военную службу. Он часто уезжал на учебу и в командировки, а мама оставалась с бабушкой, папиной мамой. Через год после свадьбы родилась я, еще через два мой братик. Мама работала учительницей, занималась нами и хозяйством. Мама, острая на язык и правдолюб, с бабушкой не поладила.

Моя бабушка была сиротой и воспитывалась в деревне у дальних родственников. Ее родители погибли во время голода в Казахстане в тридцатые годы. Родственники относились к ней хорошо, воспитали как свою дочь. Выросла сильной и умной, хоть и маленького роста. Поехала учиться в город. Выбрала радиотехникум, потому что там студентам выдавали пальто и сапоги.

Когда пришло время выйти замуж, родственники познакомили ее с моим дедушкой-вдовцом. Дедушка был образован и хорош собой – высокий, светлый, голубоглазый казах. Работал преподавателем в школе. Она вышла за него замуж и одного за другим родила четверых детей.

Но дедушка внезапно умер, и она осталась одна с детьми. Опять помыкавшись по родственникам, переехала в Аягуз и устроилась кладовщицей в военном городке. Неплохо зарабатывала, в доме всегда была еда, а папа, его брат и обе сестры получили хорошее образование.

Бабушка всегда ворчала. Ворчала в основном на взрослых, нас, внуков, она любила и старалась порадовать. Она покупала нам сладости и яблоки со своей пенсии и прятала в свой сундук. Жаль, вспоминала о них, когда они были уже несъедобны.

Однажды мы с братом поехали вместе с ней на джайляу – летнее пастбище. Мы жили в юртах, ели бешбармак, катались на качелях. У меня был свой ягненок. Он был нежно-розовый, шустрый и пах травой. Бабушка научила меня его подманивать и кормить.

Раз в год, летом, бабушка собирала всех внуков и вела фотографироваться. Внуки сопротивлялись, потому что не хотели в жару наряжаться и сидеть неподвижно по полчаса. На фотографиях были запечатлены потные, злые, взъерошенные, заплаканные дети и суровая бабушка.

Потом мой дядя женился, и бабушка переехала к нему. Из дома исчезла половина имущества, но нам было все равно, потому что вместе с ним пропало напряжение. Мы пили чай на залитой светом кухне, папа шутил, мама хохотала. Это мое первое яркое и цельное воспоминание. И счастливое.

До этого какие-то обрывки.

Вот я смотрю в окно и вижу бескрайнюю степь – плоскую и лысую, как тарелка. Выхожу из дома и иду в школу по прорубленному в снегу коридору, потому что нашу пятиэтажку замело. Я тону в маленькой илистой речке и меня вытаскивает из воды старшеклассник. Мы с братом приходим из бассейна домой и не можем снять шапку, потому что она примерзла к непросушенным волосам. Мы с мамой и братом выбегаем из дома в морозную ночь, а вслед несутся проклятия бабушки.

Я стою перед измерителем радиации и смотрю, как растут цифры на счётчике.

Каждое воскресенье было землетрясение, а по местному каналу показывали двухголовых телят и девушку ростом с пятилетнего ребенка. Много лет спустя я узнала о ядерных испытаниях на семипалатинском полигоне.

Раз в пару лет мы ездили на лето в Атырау к моей второй бабушке, маминой маме. Она была полной противоположностью папиной: высокая, стройная и молчаливая. Я никогда не слышала от нее лишнего слова. Когда мы собирались за столом она только слушала, что говорили ее дети, мои дяди и тети, тихонько пила свой чай и вставала первой из-за стола. В остальное время мы ее практически не видели, она занималась садом или спала у себя в комнате. В Атырау мы купались в Урале, отъедались фруктами и рыбой и кормили комаров, которые кусали через несколько слоев одежды.

Я была высокой, нескладной и мучительно застенчивой. В очереди стеснялась спросить, кто последний и пропускала всех вперед. Боялась телефонного звонка. Стеснялась выйти во двор в новом платье и стояла часами в подъезде. Иногда так и возвращалась домой, не решившись выйти.

Когда вся семья собиралась перед телевизором, я читала. Пока они смотрели кино, я жила в мире отважных мушкетеров и прекрасных дам. Я знаю все шутки и цитаты из советских фильмов, но никогда их не видела. Слышала всё, но глаза были в книге. Прочитала всё собрание сочинений Дюма, Верна, Чехова. А родители запрещали читать. Боялись, что испорчу зрение, стану синим чулком и книжным червём.

С ровесниками мне было сложно, говорить с ними было практически не о чем. Мне хотелось обсуждать книги и приключения в них, а соклассники говорили о каких-то неинтересных мне вещах, например, об одежде и еде, и разговор не клеился.

Турецкий лицей

Союз развалился, когда мне было десять лет. Помню ужас, с которым смотрела сюжет на первом канале, в котором ведущий сжёг фотографию дедушки Ленина прямо на Красной площади. Хотелось плакать и куда-то бежать. Моим родителям видимо тоже, потому что мы внезапно переехали в Алматы и нас с братом отдали в казахскую школу.

Знание казахского языка у меня ограничивалось несколькими простыми вежливыми фразами. И с этим уровнем языка я оказалась в седьмом классе казахской гимназии. Стихи на несколько страниц заучивала наизусть, не понимая ни слова. Плакала, но заучивала. До кучи, кто-то в правительстве решил, что все русские слова должны быть удалены из казахской школьной литературы. Научные термины наспех переводили на казахский язык так, что учителя сами их не узнавали и не понимали. Помню, как учительница биологии запинаясь читала вслух только что полученный учебник. А потом переводила нам на русский.

В восьмом классе все мои соклассницы пошли поступать в турецкий лицей, и я тоже пошла. Обещали обучение на турецком и английском языках, летние поездки в Турцию и светлое будущее, так и не достигнутое в Союзе. Мальчики и девочки учились раздельно, и нужно было жить в общежитии, причём всем, а не только иногородним. Эти странности никого в нашей семье не смутили и было решено поступать.

На экзамен надо было ехать рано утром на другой конец города. Папа завел свою «тройку» с дырявым носом, но по дороге из неё повалил дым и доехала я на такси. Опоздала и не успела сдать физику. Впрочем, приедь я вовремя, это ничего бы не изменило. Учительница физики в нашей школе с чудным именем Магриппа появилась на уроке два раза за весь год и выучили мы только её имя. Это единственное, что я могла поведать на экзамене. Зато логику и математику я сдала отлично и была принята в лицей. Ни физика, ни Магриппа мне не понадобились.

Всё обернулось быстро и странно. Я просто пошла за компанию, но вот уже сдала вступительные экзамены и должна выбрать себе спальное место в комнате общежития. Вокруг жужжали и суетились мои новые одноклассницы. В классе нас было шестнадцать человек и мы были восьмой «ж».

Нас подселили в существующий литературный казахский интернат. В нем жили и учились одарённые дети со всего Казахстана. Для лицеисток выделили один этаж женского общежития, в каждой комнате жили по пятнадцать-двадцать человек и спали на двухъярусных кроватях. Было тесно и шумно, я не могла уснуть пока все не лягут, и в первое время совсем не высыпалась. К тому же кровати для нас собирали на скорую руку и рейки под матрацами были плохо закреплены. Нередко кто-то среди ночи падал на соседку снизу, разбудив всю нашу и пару соседних комнат.

Для других учеников мы были, как инопланетянки. В общую столовую мы заходили строем, а они на нас пялились и шушукались. Я старалась спрятаться в толпе, потому что с моей застенчивостью это было пыткой. Но так как я была выше всех, это было сделать очень сложно.

В течение первого года мы изучали два языка: английский и турецкий. При этом учителя не говорили на русском. Мы изъяснялись жестами. Часто оказывалось, что понятое слово на следующий день приобретало абсолютно другой смысл. Например, ванная наутро оказывалась подвалом, доска – мелом. Но тем не менее, учились мы быстро и довольно успешно. Уже через несколько месяцев мы заговорили на обоих языках. Некоторым девочкам это давалось сложно, но мне было гораздо легче. У меня уже был опыт заучивания длинных поэм и свежепридуманных терминов на неизвестном мне языке.

У каждого класса была воспитательница. Она должна была следить за дисциплиной и помогать нам адаптироваться к системе обучения. Нашу звали Бетюль, она пела нам на ночь гнусавым голосом заунывные религиозные песни. Мы ни слова не понимали, но засыпали быстро и крепко. Ее песни помогли мне справиться с бессонницей, и я начала высыпаться.

Бетюль была крошечная, носатая и ее любимой книгой была «Королёк – птичка певчая». Из-за этой книги она и покинула тёплую Турцию и приехала в Казахстан воспитывать девочек всего на несколько лет младше неё.

Ей часто за нас доставалось от директора. Мы были идеалистками и борцами за справедливость. Однажды устроили бойкот против урока религии. На нём преподаватель рассказывал нам обо всех мировых религиях, но намекал, что только одна из них правильная. Мы отвечали, что Казахстан светское государство и в школьную программу не входит религия. Руководство школы отступило перед напором четырнадцатилеток и отменило предмет.

Потом нам говорили, что о нашем классе слагали легенды. Учителя с ужасом и восторгом рассказывали друг другу о наших проделках. С уроков в нашем классе учителей встречали, как с войны.

Однажды весь урок в ответ на вопросы физика открывали рот и шевелили губами. Чтобы, значит, учитель подумал, что он оглох. Математика, входящего в класс, облили водой из ведра, а он за это весь урок кидался в нас ручками. Подожгли под лестницей веник в день дежурства по школе биолога, пухлого мужчины с большими ноздрями. Хотели увидеть, раздуются ли его ноздри еще больше.

Как-то сидели с подругой за задней партой и обсуждали математика. Его очки с толстенными стёклами и огромной оправой, квадратную голову и пальцы, как сосиски. А потом узнали, что он учился в Москве и прекрасно понимает русский. Было очень стыдно, а он ведь даже вида не подал тогда.

Друг друга, впрочем, тоже испытывали на прочность. Девочку, приехавшую из дальнего посёлка, травили, потому что она плохо говорила по-русски. Другую высмеивали за лишний вес. Мне доставалось за безвкусную одежду из секонд-хенда.

Но когда мы все притёрлись, наступило лучшее время в моей жизни. Я нашла своих. Мы всё делали вместе, делили на всех еду и сладости, пели и устраивали представления друг для друга. Мы сами были и актёрами, и режиссерами, и зрителями. Но хиты «Червячок и корова» и «Ты опозорила всю нашу семью» несомненно стали бы шедеврами театральной сцены, если бы увидели свет.

Раньше мне казалось, что вся моя жизнь так и пройдет, в одиноком чтении книг и мечтах о приключениях. Но я оказалась окружена сверстницами, с которыми у меня много общего. С каждой можно поговорить о приключениях детей капитана Гранта или Тома Сойера. Мы были странными девочками-подростками, которые отлично понимали друг друга.

Я довольно долго не могла поверить в происходящее и как будто наблюдала со стороны. Конечно же, я участвовала во всех шалостях и приключениях, но никогда не была лидером или зачинщицей. Я с восхищением смотрела на них, таких ярких и смелых, и мне казалось, что я попала к ним по ошибке. До лицея мне были интересны только персонажи книг, а тут вдруг персонажи как будто бы ожили. У нас в классе были и отважный Д’артаньян, и авантюрист Остап Бендер, и Тимур со всей своей командой.

Мы все любили читать и когда кто-то приносил что-то интересное, сразу записывались в очередь на чтение. Когда читали Гарри Поттера, представляли, что живем в Хогвартсе и учимся волшебству. А когда читали Азазель Акунина, удивлялись, как сюжет похож на историю основания наших лицеев, и строили теории заговора о том, что нас завербовали и воспитывают новое поколение, лояльное к Турции и её гражданам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.